• DSC01426.jpg
  • DSC01560.jpg

http://alps-trip.livejournal.com/1024.html

Озеро Волайерзее

1. Озеро «Волайерзее» - одна из главных достопримечательностей долины Лезахталь. Сотни туристов с австрийской и итальянской стороны, начиная с середины июня, когда окончательно сходит с горных долин снежный наст, стремятся добраться до этого маленького озерца. На обыденный взгляд в этом мелком альпийском водоеме, как и во множестве других рожденных талыми ледниками, нет ничего примечательного. Однако, по заверениям местных жителей, пространство вокруг озера, поражающее новичков своей отрешенной красотой, аномальное, заколдованное древними горными духами. Здесь часто замечают огненные всполохи на горных пиках, случается в полной тишине внезапно ниоткуда возникший металлический гул окатывает с ног до головы да так, что с места не сдвинуться, а облака в полном безветрии могут скатиться с вершин так быстро, что окончательно запутываешься в сторонах света. Рассказывают также, что каких-то пятьсот лет назад в этих краях водились летающие драконы, пожиравшие овец и телят каринтийских крестьян. Потом, правда, разъяренные пастухи, собравшись всем миром, перебили ужасных ящеров. Об этой истории даже фильм был снят научно-популярный, а кому интересно могут найти его в интернете.

В мой второй приезд в Бирнбаум к друзьям Максиму и Наде, от которых я и узнал об этом загадочном месте, я твердо решил добраться до Волайерзее. Стояла тогда середина октября, и хотя в долине еще было тепло и солнечно, массовый туристический сезон уже закончился, а на горных вершинах порядочно замело снегом. Из Бирнбаума дорога до горного озера с привалом занимает приблизительно часов шесть, но большинство «паломников» предпочитают доехать половину пути на автомобиле до часовни Святого Юбера, а дальше вооружившись палкой пешком добираются до озера.

На тот момент мы еще были новичками в незнакомых каринтийских краях и не имели четкого представления о координатах Волайерзее и потому всецело полагались на впечатления постояльцев гостиницы. Первоначально я намеревался самостоятельно отправиться в поход, но в последний момент Макс предложил, чтобы я излишне не напрягался, довести меня как можно ближе до горного озера. Как потом оказалось, с этой затеей мы немного перестарались. Не все автомобили одинаково хороши на горных перевалах, однако...
Ну так вот. Взяв про запас пачку попкорна и пакет сока, мы двинулись на миниатюрной Сузуке по петляющей дороге через хутор Ноштра. Проехали мы так по грунтовой дороге километров десять по долине Волайертал, нимало поражаясь альпийскими красотами, до часовни Святого Юбера, где коротко остановились и осмотрели деревянную церквушку водруженную на камень-скалу.

Озеро Волайерзее

2. Макс же решил побороться с «альпийским бездорожьем» и предложил дальше разведать незнакомый тракт, пролегавший далее по закрытому для проезда заповедному региону. Движимый инстинктом пилота ралли-рейды, выжимая последние соки из своей миниатюрной Сузуки, он все дальше и дальше вгрызался в каменистые подъемы, периодические застревая на поворотах. Мы с Надей боясь глядеть в зияющие пропасти, с каждой такой пробуксовкой колес, начинали безуспешно уговаривать Максима остановится и дать мне возможность продолжить путь пешком. Но Макс, не обращая в азарте на нас никакого внимания, всем телом упершись в гашетку, упрямо преодолевал поворот за поворотом. Пытаясь в очередной раз забраться на поворот-шпильку, машина начала с визгом вгрызаться в рыхлый гравий, мелко-мелко затарахтела и резко заглохла. К нашему молчаливому ужасу автомобиль стал медленно пятиться к краю пропасти. Макс с тройным усилием набирал обороты пытаясь продвинуть машину вперед подальше от опасного обрыва. И вот после нескольких нервических приемов, автомобиль, слава Господу, удалось остановить. Мы с Надей вышли из машины и подошли к багажнику... Автомобиль на трех колесах держался на поверхности, а левое заднее колесо висело над крутой пропастью. Приоткрыв дверцу, чтобы «на всякий случай» можно было спрыгнуть из салона, Максим слушал наши «ценные указания» и мастерски выруливал в обратную сторону дороги. Наконец за пару минут ему окончательно удалось отвести машину на безопасное расстояние от края обрыва. С тех пор, этот злосчастный поворот мы называем «местом чудесного спасения»

3. Отдышавшись, ребята отправились в обратный путь, а я стал подниматься ввысь по перевалу, совершенно не представляя сколько километров и часов мне так придется двигаться. Важно было вернуться в долину до шести часов вечера, до наступления темноты. С Максом мы предварительно договорились, что если я не смогу дойти до деревни ( а я бы и так не смог добраться засветло) то я позвоню в гостиницу и сообщу ему свое месторасположение.
Конечно, легкомысленно в одиночестве пускаться в дорогу без карты и навигатора, не рассчитав досконально длину и время маршрута. Но тогда я  чувствовал, что горные духи-цверги, не бросят меня в беде и благополучно проводят до места назначения.
Впереди преодолеть  пришлось мне три тяжелых перевала и чем дальше углублялся я в дебри альпийских лесов, тем таинственней и сказочней возникала передо мной картинка. В зарослях я случайно обнаружил заброшенную охотничью засидку, сколоченную на краю обрыва.

 

 

4. Загадочная роща у лошадиной фермы - отличная иллюстрация к сказкам Братьев Гримм. Пока я карабкался по горным тропам успел с непривычки порядочно устать и потому за каждым преодоленным поворотом, я с нетерпением ожидал увидеть заветное озеро.

 

 

 

 

5. Лес расступился и на горизонте воздвиглась грандиозная гряда Карнийских Альп. Похоже в таких пещерах когда-то обитали «летающие драконы». Триста миллионов лет назад на месте Карнийских Альп бушевал бескрайний океан, поэтому горы здесь известняковые, белёсого цвета.

 

 

 

6. В летний сезон фермеры загоняют стада на высотные пастбища. Сейчас же в радиусе двадцати километров - ни души. Спокойствие и тотальная тишина, даже птиц не слышно.

7. Преодолев очередной перевал передо мной закрасовалась величественная гора Зиварте.

8. Спустившись на заливной луг, я к своему огорчению, озера так и не увидел. Зато температура неожиданно упала до минусовой; под ногами захрустела тонкая наледь. Пришлось достать из рюкзака свитер и толстовку. На запорошенной  земле совершенно невозможно было разобрать тропинку. В какую сторону двигаться ? Прямо к очередному перевалу или свернуть налево? На заснеженном склоне я наконец-то разглядел дорогу, петляющую среди камней.

9. В запасе у меня оставалось еще минут сорок пути, чтобы успеть повернуть назад до наступления темноты. Взглянув вверх на безжизненный  склон, желание играть роль испытателя диких троп окончательно улетучилось. Но возвращаться не достигнув цели- дело постыдное :) Я решил доползти хотя бы до середины этого перевала и уж если я не смогу там обнаружить хоть каких-то признаков злополучного озера, то вернусь «на щите».

10. Окончательно запыхавшись от утомительного для городского жителя подъема и было уж подумав, что с меня «на сегодня хватит», к счастью впереди я разглядел маленькую точку горного маяка. Значит совсем рядом находится что-то важное! И я поспешил.

11. Вот оно вожделенное озеро Волайерзее. Ничего кажется особенного. Однако окружающая атмосфера одновременно тревожит и притягивает. Только позднее я узнал, что в годы первой мировой войны здесь проходили жестокие битвы и несколько тысяч солдат приняли свою смерть под этими скалами.

12. Вокруг омертвелый лунный ландшафт. Над мелким водоемом нависает гора Зиварте, подавляющая своим величием и космическим равнодушием.

13. На этом безлюдном берегу обнаружились следы туристической цивилизации. Меня крайне заинтересовали эти указатели на итальянском языке. Оказывается до Италии рукой подать! Именно в тот момент у меня зародился план когда-нибудь вернуться сюда и прогуляться до австро-итальянской границы.

14. Вокруг на камнях установлено множество памятных табличек с именами погибших альпинистов.

15. На северной оконечности озера стоит летний приют Волайерзехьют и горный маяк на скале, который вовремя помог мне сориентироваться в пути. На привал у меня оставалось не более пятнадцати минут. Я слегка подкрепился скромной снедью, что захватил с собой и заторопился в обратный путь.

16. Спускаться было несравненно легче и быстрее. Но времени на подъем уже было затрачено непозволительно много. Очевидно, я уже не успевал до наступления темноты выбраться в долину.

Часа через полтора я достиг «места чудесного спасения» и в традициях деревенского фольклора соорудил чуть правее от края пропасти неприметную пирамидку из четырех булыжников для местных гномов. Кроме шуток, когда ты беззащитным остаешься один на один с неприветливой природой, поневоле приходиться серьезно относиться к народным приметам и ритуалам.

Каково же было мое удивление, когда вернувшись год спустя на «место чудесного спасения», я обнаружил, что весь этот опасный поворот застроен различными по высоте и красоте каменными пирамидками. Видимо не случайно, что это место оказалось столь энергетически привлекательным для множества путников, желающих оставить здесь знаки на память о своем путешествии.

17. Небо тем временем стало катастрофически сгущаться. Тропа стала еле различима. Добравшись в полумраке до часовни Святого Юбера я достал свой Iphone и  с ужасом обнаружил, что на дисплее нет ни одной сотовой сети. Я стал судорожно нажимать на кнопки, пытаясь отыскать хоть какого-то оператора связи, но все было напрасно. Я поднялся по деревянной лестнице в часовню. Над пюпитром висела в золоченной раме картина с изображением святого, покровителя охотников и странников; на полу меленьким пламенем-точкой мерцала «вечная лампада». На столике лежала Библия и несколько томом книги отзывов, исписанные за многие десятилетия восторженными отзывами сотен туристов. Я раскрыл книгу пожеланий за текущий год и написал по-русски в две строчки благодарность Святому Юберу за удачную и безопасную дорогу. Затем я вышел из часовни на крыльцо. Тесное ущелье Волайертал совершенно погрузилось в кромешную тьму. В синеватом холодном свете полной луны слабо поблескивал гравий горной тропинки.

Я с досадой вглядывался в темную даль, окончательно смерившись с мыслью заночевать на полу тесной часовни. И тут я услышал в сознании четкий и спокойный голос: «Ты должен идти, все будет хорошо!» И я решил идти по темному ущелью до тех пор пока сигнал сотовой связи не проявится в моем телефоне. Я окунулся в лесную тьму. Небо было безоблачным и луна холодным неоном освещала мне дорогу. Когда я заворачивал в пролесок и лунный свет скрывался за кронами деревьев я включал свой Iphone и вместо фонарика освещал им дорогу под ногами. Так я прошел в темноте как «заправский разбойник» около часа, шарахаясь в стороны от каждого скрипа и шороха. Наконец в непролазной тьме я заметил мерцание деревенских фонарей. Я нажал кнопку поиска сотовых сетей и несколько линий к моей радости были готовы немедленно подключится. Как только телефон нашел спасительную связь, пулеметная очередь дремавших эсэмэсок брызнула на дисплей. В Бирнбауме меня уже искали.

Только спустя сорок минут я увидел во мраке пару прыгающих огней. Из плотной мглы, под лучами автомобильных фар, я вынырнул, как приведение перед изумленным Максом.
В тот вечер я хорошо выпил и хорошо выспался.

Через год я вернулся в Бирнбаум и осуществил свой вожделенный план, возникший в то ночное путешествие. Я таки пересек Карнийские Альпы и перешел из Австрии в Италию по горным тропам. Ну это уже совсем другая история!

© 2014-2018 Edelweisshof OG